Писатель-невидимка Ю.Аракчеев

1. ПУТЬ

Аракчеев Юрий Сергеевич — член Союза Писателей СССР с 1976 года, член Союза Писателей России, член Союза фотохудожников СССР с 1995 года. Живет в Москве.

Первый рассказ – «Подкидыш» — опубликован в журнале «Новый мир» под руководством А.Т.Твардовского (№9, 1965г.).

Автор книг:

«Листья» (М. «Советская Россия», 1974. Предисловие Ю.Трифонова),

«Луна над пустыней» (М. «Детская литература», 1980),

«Джунгли во дворе» (М. «Мысль», 1981». Предисловие Н.Дроздова),

«Зажечь свечу» (М. «Советский писатель», 1985),

«В поисках Аполлона» (М. «Мысль», 1985),

«В стране Синих Махаонов» (М. «Детская литература», 1985),

«Пирамида» (М. «Молодая гвардия», 1989 – по публикации в журнале «Знамя» №№8-9, 1987),

«Путешествие в удивительный мир» (М. «Детская литература», 1989),

«Презентация» (М. «Вече», 1995),

«Предательство в законе» (М. «Олимп», 1998),

и других.

А также книжек «для самых маленьких» (изд. «Малыш») – «Рассказ о Зеленой Стране», «Часы», «Сидел в траве кузнечик», «Кто развесил в лесу кружева», «Веселое лето» и др.

Автор публикаций в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Юность», «Смена», «Студенческий меридиан», «Знание-сила», «Наука и жизнь», «Семья и школа», «Природа и человек», «Мастера», «Дар», «Наука и религия», «Спутник», «Юный натуралист», «Работница» и других.

Статьи печатались в газетах «Правда», «Московские новости», «Независимая», «Совершенно секретно», «Литературная газета», «Новый взгляд», «Завтра», «Московская правда», «Труд», «Литературная Россия», «Учительская газета», «День литературы» и других.

Ю.Аракчеев также автор альбома фотоживописи «Прикосновение» (М. «Полимед», 1995) и многих художественных фотографий, опубликованных в российских и зарубежных СМИ.

О произведениях Ю.Аракчеева положительно высказывались в свое время такие корифеи отечественной литературы, как А.Твардовский, Ю.Трифонов, С.Михалков, Б.Можаев, Ф.Искандер, а также многие рецензенты в прессе и СМИ. Одна из рецензий на книги Ю.Аракчеева называлась так: «Изготовление душ хорошего качества» (журнал «Семья и школа»). Другая – «Мой друг спасает красоту» (газета «Деловой мир»). Некоторые из книг, а также отдельные произведения переведены на иностранные языки.

Его фотоработы публиковались в зарубежных журналах. Фотографии Ю.Аракчеева вошли в книгу известного английского писателя Дж.Даррелла о России.

А публикация художественно-документальной повести «Пирамиды» в журнале «Знамя» (№№ 8-9, 1987 г.) вызвала рекордный поток писем читателей. Повесть была названа «бестселлером перестройки» и заняла одну из самых верхних строчек «рейтинга читательского интереса», опубликованного в журнале «Книжное обозрение», и тут же выпущена отдельным изданием тиражом 200 000 экз.

Речь в повести «Пирамида» — о том, как в 70-х годах в Туркменской ССР молодого парня приговорили к «высшей мере наказания, расстрелу, без достаточных на то оснований. И как люди, возмущенные произволом властей, восстали и целых четыре с половиной года боролись за оправдание невиновного, проявляя высшую меру благородства, бескорыстия и стремления к справедливости. И – добились победы! Писатель Ю.Аракчеев по заданию «Литературной газеты» изучил все обстоятельства дела и написал документальную повесть, которую так и назвал – «Высшая мера», имея в виду, что для борьбы с высшей мерой произвола честным людям требуется высшая мера бескорыстия, порядочности и мужества. Однако и автору повести пришлось столкнуться с тем же самым произволом властей – повесть не хотели публиковать по тем соображениям, что в ней детально и аргументированно показано несовершенство советской юридической системы. ДЕВЯТЬ ЛЕТ автор активно пытался опубликовать свою рукопись – она странствовала по редакциям журналов и издательств, получая одобрительные отзывы, однако публиковать ее не решались. Наконец, она все же была опубликована, но не в газете или журнале, а — в сборнике повестей и рассказов «Зажечь свечу», который вышел мизерным тиражом и то лишь благодаря письму автора в ЦК КПСС, которое не было послано по горячей просьбе Первого секретаря Московской писательской организации Ф.Ф.Кузнецова, который позвонил в издательство Советский Писатель с требованием опубликовать сборник. В этом, по глубокому убеждению автора, в очередной раз выразилось несовершенство не только юридической, но и – любой иерархической системы. А именно – существование остроконечной Пирамиды Абсолютной власти «высших» над «низшими», когда все в стране решают не граждане вовсе и не закон, а – начальство, каким бы оно ни было («я начальник, ты – дурак»). Поэтому автор и назвал свою документальную «повесть о повести» — «Пирамида». Очевидно, что именно честное описание происходившего и вызвало столь большой читательский резонанс. Очевидно, что по той же самой причине повесть и была «замолчена» в СМИ.

В 80-х и начале 90-х Ю.Аракчеев многократно выступал не только перед читательскими аудиториями, но — по радио и телевидению. Он входил в «обойму» молодых и самых перспективных писателей и участвовал в симпозиуме «Литература 21-го века» во Франции.

Кроме писательства, Ю.Аракчеев активно занимался художественной фотографией чудес природы и, в частности, высших выразительниц ее красоты – молодых обнаженных девушек. Из цветных слайдов он составлял слайд-фильмы под музыку и показывал их многочисленным гостям, а также на выступлениях в разных аудиториях по всему Союзу.

На слайд-концертах у него побывала не одна сотня благодарных гостей. В 80-х и начале 90-х его однокомнатная квартирка считалась одной из самых посещаемых квартир в Москве. В 19-метровой комнате с самодельным экраном и стареньким диапроектором на столе набивалось за раз от 20-ти до 40-ка с лишним приглашенных, которые располагались на стульях, на полу, на подоконниках двух занавешенных окон, на письменном столе…

Вот что написал, к примеру, один из посетителей, журналист Владимир Бессонов, в своей книге воспоминаний «Записки влюбленного москвоведа»:

«…А я вспомнил, как приходил к Юре на его «подпольные просмотры». Приглашенные им совершенно незнакомые друг с другом люди устраивались где попало, иногда на полу. Вырубался свет, включался старенький диапроектор, и под музыку Баха, Моцарта, Вивальди на импровизированном экране появлялись «волшебные картинки». Из старых переулков бывшего Красного села, пропахших ароматами карамели фабрики Бабаева, из обшарпанного подъезда хрущевской пятиэтажки мы попадали в сказочный мир Красоты. Многие из пришедших сюда думали развлечься запретной тогда «клубничкой». И вдруг – российские леса и перелески, бабочки в свободном полете, морозный рисунок на стекле, горящая свеча… И вдруг – за частоколом белых берез – белое, нежное, свободное женское тело – словно часть этой умопомрачительной красоты».

Единственная поправка: «просмотры» вовсе не были «подпольными» — к Ю.Аракчееву действительно приходили сплошь да рядом вовсе незнакомые до того люди, наверняка среди них бывали и представители «ужасного ведомства», а однажды был аж инструктор Центрального Комитета КПСС. Однако НИ РАЗУ не случалось никаких инцидентов в связи с тем, что на экране – обнаженные девушки. И сами его «модели» всегда фотографировались с удовольствием, совершенно бесплатно и вовсе не возражали против того, что их слайды входили в его слайдфильмы.

Однажды на слайд-концерте в конце 80-х побывал американский профессор Роберт Шиэр, постоянный автор журнала «Плейбой». Вот что он написал в этом журнале, вернувшись в Америку:

«Помню, как еще на заре эры Горбачева, взобравшись по выщербленным ступенькам в темном подъезде на третий этаж пятиэтажного дома, я оказался в тесной квартирке одного из лучших фотомастеров Москвы. Моя спутница, член редколлегии  популярнейшей московской газеты взяла меня на просмотр эротических слайдов, которые этот человек умудрялся снимать втайне от нескольких тиранических режимов – от Хрущева до Андропова. Из этих слайдов с помощью примитивного диапроектора и старенького магнитофона он создает потрясающие шоу… Уверяю вас, это один из самых отважных людей с которым мне доводилось когда-нибудь встречаться. И он, и его модели – которые снимаются у него бесплатно – работали в условиях невероятного риска, ибо им угрожали самые суровые наказания, предусмотренные уголовным кодексом советского государства. Но ничто не могло победить его упрямого желания жертвовать свободой – а может быть и жизнью – ради эротического искусства. Возможно, этот человек Д.Г.Лоуренс своего поколения…» (ж. «Плейбой», март 1991г.).

А солидный эротический журнал «Пентхауз» — русское издание — назвал Ю.Аракчеева в связи с его фотографиями «флагманом советской эротики» (№1, 1992г.).

В 1995-м году по инициативе Президента Бизнес-клуба «Поляна» Г.Григоряна и финансовой поддержке бизнесменов В.Минасяна и Т.Курбанова издательство «Полимед» выпустило «альбом фотоживописи» Ю.Аракчеева под названием «Прикосновение», что означало, по мысли автора – прикосновение к замыслу Творца. Альбом содержит реальные – не «отфотошопленные» и не «гламурно-постмодернистские» — фотографии чудес Природы: пейзажи, насекомые и пауки, снятые крупным планом, цветы, капли росы, а также лица и обнаженные тела молодых, красивых девушек.

По материалам альбома создан компьютерный диск CDROM «Прикосновение», издательство ARTINFO,1997 г.

 

Фотографии из альбома демонстрировались в журналах «Человек и закон», «Природа и человек», газете «Спид-инфо», а также в некоторых книгах, афишах и пригласительных билетах (без ведома автора).

 

 

2. ОТЗЫВЫ

 

Что  касается прозы Ю.Аракчеева, то вот что писал один из лучших писателей того времени, Юрий Валентинович Трифонов в предисловии к сборнику повестей и рассказов «Листья»:

О прозе Юрия Аракчеева:

Юрий Аракчеев – молодой писатель, хотя за его плечами немалая, трудовая и разнообразная жизнь. Он много путешествовал, много работал, много думал, много читал и – много писал. Им написаны повести, рассказы, очерки, роман о впечатлениях жизни, о людях, которых он умеет видеть зорко и без умиления, порою без пощады, как должен видеть писатель, но большинство написанных вещей пока не напечатано. Начинает Юрий Аракчеев трудно. Он и сам требователен к себе сверх меры, много раз переделывает и переписывает свои рассказы. Эта книжка первая. А несколько лет назад в журнале «Новый мир» был напечатан рассказ «Подкидыш» —  первый рассказ Аракчеева. Этот рассказ сразу заметили многие. Четкая, серьезная проза, какая-то особая выпуклость письма и правдивость в изображении довольно трудоемкого и «маловыигрышного» материала: жизни заводского рабочего. «Подкидыш» — это трудно поддающийся наладке мотор, который не хотели брать, чтобы не возиться, наладчики, испытатели моторов, и к которому проникся «странной симпатией» пожилой рабочий Фрол Федорович…

«Странная симпатия» Фрола Федоровича к незаладившемуся мотору есть совесть рабочего человека, мудрое свойство народа. Возникает образ честного, доброго человека, который и сам-то не знает, каков он, и соседи-приятели не догадываются, но на таких, как он, держится государство. Рассказ «Подкидыш» мне кажется образцовым на тему столь же важную, сколь и невероятно трудную для воплощения – тему рабочего класса.

Остальные вещи этого сборника, который лежит перед вами, посвящены другим темам. Рассказывать о них я не стану. Хорошую литературу пересказывать не стоит, ее надо читать.

Во всех вещах Юрия Аракчеева есть стремление подробно и тщательно раскрывать человеческую психологию. В некоторых рассказах и повестях он ставит перед собой тяжелейшую задачу: при отсутствии видимого сюжета произвести групповое, психологическое исследование порою с социальным, порою с морально-этическим уклоном, и часто добивается успеха. Иной раз мешает излишня медлительность в описаниях, психологизация по мелочам. Но ведь какие вершины стремится покорять Аракчеев! Высшей категории трудности!

Юрий Аракчеев – писатель, который будет расти, крепнуть, видоизменяться. Его последующие вещи будут непохожи на первые. Но в нем, как в писателе, всегда будет оставаться главное – быть предельно правдивым и во всем докапываться до сути.

Юрий Трифонов

 А вот предисловие известного писателя и телеведущего Н.Н. Дроздова к книге «Джунгли во дворе», опубликованной в 1981 году. (в сокращении):

Светлый праздник души

Родная природа… В сердце каждого из нас с самого детства остаются нежные и щемящие воспоминания: тихая речка за околицей, густые заросли ивняка, прозрачный сосновый бор, золотистое пшеничное поле… Потом нас, взрослых, дороги жизни уводят в асфальтовые дебри городов, в гремящие цехи заводов, в тишину лабораторий. И лишь иногда где-то в самой глубине души всплывает мысль о том, что совсем недалеко от нас проходит и уходит светлая и чистая, журчащая весенним ручьем совсем иная жизнь… Изредка удается нам вырваться на лоно природы, а тои  пожить летом в деревне, но уже очерствела, покрылась корочкой душа, и тихий голос травы заглушается урчанием автомобильного мотора и бульканьем транзистора.

Поэтому такой праздник на душе, когда встретишь человека, который принес с собой из детства свежесть восприятия, способность радоваться и удивляться привычным вещам, умение видеть чудо в обыкновенном. Таким человеком оказался автор этой книги…

Ощущение родства с Природой, причастности к ней, возникает у человека не сразу. Это плоды длительной душевной работы. Откровенно, без жалости к себе автор делится трудными для него воспоминаниями, как в детстве убил он гадюку, как «предательски забыл» старого друга – чижика. Но дорого нам то, что у подростка все это вызвало острое чувство вины, которое впоследствии переросло в большое, взрослое чувство ответственности за все живое на Земле. И только поняв и глубоко прочувствовав всю меру этой ответственности, автор может сказать: «Создать трудно – разрушить легко. Природа требует к себе уважения точно так же, как человек. И только при непременном этом условии – УВАЖЕНИЯ – природа, точно так же как и человек, может раскрыть свои тайны.

Прочитав с увлечением рукопись книги и вдоволь налюбовавшись красочными фотографиями пейзажей, бабочек, жуков и прочей «меньшой братии», захотел я познакомиться с автором, представляя себе седенького старичка в густых морщинках и с бородой, этакого лесного тролля. К моему удивлению, автор оказался молодым, стройным человеком с худощавым улыбчивым лицом, излучающим доброжелательность и спокойствие. Однако жизненного опыта Юрий Аракчеев хватило бы на целую компанию его ровесников. Он успел поработать и грузчиком, и рыбаком, и слесарем, и токарем, потрудился и лаборантом-химиком, и редактором на телевидении. И отовсюду выносил новые жизненные впечатления, ложившиеся на страницы очерков и рассказов, публиковавшихся в газетах и журналах…

Юрий Аракчеев – член Союза писателей СССР. Он человек разнообразных интересов: увлекается фотографией, выступает с показом слайдов перед разными аудиториями, много ездит по стране. А любимый транспорт Юрия – велосипед «Прогресс», на котором он объездил Подмосковье, Украину, Карпаты, Сибирь, Дальний Восток.

Пожелаем же Юрий Аракчееву новых дорог, новых удивительных встреч на Дремучей поляне, а нам, читателям, – встреч с маленькими и большими, известными и таинственными, но всегда интересным героями его новых произведений о природе.

Н.Н.Дроздов,

Доцент Московского государственного университета,

Член комиссии Международного союза

Охраны природы и природных ресурсов.

А об альбоме фотоживописи «ПРИКОСНОВЕНИЕ», в котором были не только фотографии, но и фрагменты прозы Ю.Аракчеева, его стихи, а также стихотворения русских и зарубежных поэтов, появились такие отзывы в центральной прессе:

Журнал «Новое книжное обозрение», №2, 16-31 июля 1995:

«ПРИКОСНУВШИЕСЯ К КРАСОТЕ

Вышел в свет дивной красоты альбом фотохудожника Ю. Аракчеева – «флагмана советской эротики», как некогда писал «Пентхауз»… Российские леса и перелески, бабочки в свободном полете, морозный рисунок на стекле… За частоколом белых берез – белое, нежное, свободное женское тело – словно часть этой умопомрачительной красоты…»

 Газета «Вечерний клуб», №141, 5 августа 1995:

«ЕСЛИ ПОДНЯТЬ ГОЛОВУ ОТ ПОХЛЁБКИ

…Вот он в руках, великолепный альбом в двести пятьдесят страниц, лучшая бумага, тексты по-русски и по-английски, подарочное издание, которое будет замечено на любой выставке… Каждая ветка в инее, каждый золотой лист на тропинке, каждая гусеница на стебельке, каждая женщина, выходящая из природы и уходящая в нее, словно бы кричат нам с любой из страниц альбома: «Люди, милые, оглянитесь, порадуйтесь жизни, порадуйтесь стране, в которой мы живем!..»

Писатель и публицист Леонид Жуховицкий

 Газета «Голос», №34, 21-27 августа 1995:

«САД ЛЮБВИ

…Сказать, что альбом Юрия Аракчеева об эротике, смешно и глупо. Это все равно, что сказать, будто «Старик и море» Хемингуэя – о рыбном промысле в прибрежных водах.

Художник с фотокамерой всерьез исповедует, что женщина – самое совершенное, самое прекрасное создание Природы»

Фотохудожник Николай Филиппов.

 Газета «Деловой мир», №153, 26 августа 1995:

«МОЙ ДРУГ СПАСАЕТ КРАСОТУ

…Умом Россию не понять. Хорошо, что есть все больше оснований в нее верить… Только тот, кто верит в будущее, способен выпускать в свет такие книги… В книжке Юрия Аракчеева любовь к России на каждой странице. Автор ничего не декларирует – но само «Прикосновение» редкой силы декларация… Кто хочет, видит вокруг распад и развал, кто хочет – страну прекрасную, загадочную и бесконечно добрую».

 Газета «Вечерняя Москва», 16 сентября 1995:

«ПРИКОСНОВЕНИЕ

…Только высокого класса фотохудожник, каким является московский писатель и натуралист Юрий Аракчеев, мог показать красоту в соединении с духовностью. Это ощущается в каждом снимке Юрия. Пожалуй, это самое трудное. Кто из фотографов сегодня не снимает «обнаженку»? Но лишь единицы работают творчески, по-своему… Рыцарство и мужество присущи Юрию. Они и в словах о вас, женщины: «Те, кого я фотографирую, совсем не обязательно должны быть общепризнанными красавицами. Для меня главное – раскрыть красоту каждой женщины, не только телесную, но и духовную».

 Газета «Культура», №36, 16 сентября 1995:

«ОГЛЯНИСЬ, ОГЛЯНИСЬ, И МЫ ПОСМОТРИМ НА ТЕБЯ…

Так восклицал, как известно, царь Соломон, чтобы запечатлеть свою возлюбленную Суламифь в глазах своих. Как жаль, что не было у него тогда в руках фотоаппарата, заряженного пленкой «кодак»… Пришлось царю сочинить «Песнь песней».

Хороший русский писатель Юрий Аракчеев как-то тоже остолбенел от женской красоты. Он, конечно, мог бы, наверное, написать что-то подобное. Но Юрий приобрел тогда фотокамеру и стал свою Прекрасную Даму снимать на слайды. Снимки получились великолепные… Появился настоящий фотомастер, о чем многие читатели его рассказов и повестей даже не подозревают. А он, поверьте на слово, автор великолепной и неповторимой «фотопесни песней».

Впрочем, почему «на слово»? Недавно поступил в продажу его большой фотоальбом «Прикосновение»…

Красивых женщин снимать нагими, все равно где – на лесной поляне или в тесной комнате – чревато, как известно, разными последствиями. Когда более двадцати лет назад Юрий стал этим заниматься серьезно, преодолевая несовершенство оптики и пленки, его могли просто арестовать, сами понимаете, за что. В те времена, естественно, ни топ-моделей, ни конкурсов «мисс Вселенная», ни газеты «Еще», и даже секса, о чем воскликнула как-то в отчаянье на ТВ одна дама, у нас и в помине не было. Сейчас все это, правда, есть. Но вот с фототворчеством Юрия Аракчеева не совсем, скажу честно, сопрягается. Хотя многие его работы откровенно эротичны.

Это не объяснить словами. Еще и еще раз перечитайте ту самую, сочиненную тысячелетия назад «Песню песней» из Библии. Ну до чего же лапидарны сравнения, обрывочны фразы, всюду как бы одни многоточия… Но какая же жаркая волна охватывает тебя, когда читаешь такие, например, строки: «…Голубица моя, чистая моя… Округление бедер твоих, как ожерелье, дело рук искусного художника… Два соска твои, как два козленка двойни серны… Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти… Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная…».

Подобное волнение охватывает, когда рассматриваешь снимки Аракчеева. И как это ему удалось? Да, отточенная техника, умение выжать из камеры, пленки, увеличителя и фотобумаги все, на что они сегодня способны в руках профессионала, человека с богатым воображением и, я бы сказал, «культурной памятью». Ведь его вдохновляли и вдохновляют образцы мирового и отечественного искусства. Ну и свои секреты творчества, конечно…

Фотоальбом «Прикосновение» вобрал лишь малую толику из того, что накоплено в фотозакромах художника и писателя за десятилетия. Множество работ дожидаются публикаций, стендов на выставках. А съемки продолжаются…»

 Газета «Крутой Мен» («Газета для настоящих мужчин»), №11 1995:

«ПРИКОСНОВЕНИЯ Юрия Аракчеева

Невзирая на обилие новоявленных кинофестивалей и различных выставок-распродаж, надо заметить, что мероприятия эти все больше коммерческие и к тому же скоропалительно сделанные чаще вызывают у участников и зрителей чувство здоровой неудовлетворенности. Отчасти это и понятно – мало кто готов вложить деньги без твердых гарантий быстрого возврата. Да и мало у кого они вообще есть – эти самые «оборотные средства». Потому особенно приятно, что в прошлом месяце в столичных Красных палатах, что на Остоженке, произошла презентация эротического фотоальбома Юрия Аракчеева «Прикосновение»…

Сам автор – прозаик, автор десятка книг. Хотя преуспевающим писателем в застойные времена он не был и по словам его друга Леонида Жуховицкого жил буквально в нищенских условиях, тратя свои довольно скромные гонорары на дорогостоящую (тогда) цветную фотосъемку. И в этом деле преуспел. Во всяком случае его работы (чаще всего это высококачественные слайды) получили высокую оценку во всемирно известном «Плейбое». Это было еще при Горбачеве. А до него фотограф-писатель рисковал и довольно серьезно, снимая «обнаженку»…

И все-таки он снимал и снимал много. Это мягко говоря. В его коллекции более ста тысяч слайдов с 250-ю моделями… К сказанному остается добавить, что фотоальбом изготовлен на очень хорошем уровне, хотя и не у финнов или чехов, а у наших можайских печатников, ну а сам автор продолжает работать над новыми снимками. А как это у него получается можно видеть из работ, любезно предоставленных автором».

 Газета «Завтра», №48, ноябрь-декабрь 1995:

«МУЗЫКА ЧУДА

…Медленно перелистывая страницы фотоальбома, я успокаивался и благоговел, ощущая прилив какой-то светлой душевной энергии и глубокой радости. И вот уже забыта напрочь, оставлена за дверью книжного магазина шумная людская и автомобильная толчея, отступила суета сиюминутного, стерся в памяти перечень непролазных забот дня, и сквозь сутолоку и мельтешение жизни проступило, ощутилось что-то необъяснимое главное, светлое, высокое…

«Прикосновение» – трепетная, чистая, нежная молитва, целомудренный гимн природе и ее венцу – женщине…

У Аракчеева мир природы – самый древний и неиссякаемый источник красоты, главное место в котором отведено женщине, по форме чувственной, по существу – невинной, олицетворяющей духовное и физическое совершенство…

«Это антимилитаристская книга, — сказал мне офицер-приятель, внимательно просмотрев 255 страниц «Прикосновения». – Если бы наши политики и генералы взглянули на эту дивную красоту жизни, они бы уничтожили все оружие на планете и разошлись бы по домам – растить сады, цветы, детей…».

Писатель Иван Уханов

 Еще об альбоме писали также газеты: «Книжное обозрение» (29 августа 1995), «Крестьянские ведомости» (№42 1995), «Московский железнодорожник» (2 декабря 1995), «Труд» (11 января 1996 г.), «Криминал-инфо» (№13) и другие.

 Альбом и интервью с автором были представлены в телепередачах:

«Моя премьера» («ТВ-6», 2 июля 1995 года),

«В мире животных» («ОРТ», 28 октября 1995 года).

Так БЫЛО:

 

3. КАК СТАНОВЯТСЯ НЕВИДИМКАМИ В РФ

 

Уже после выхода «Пирамиды» в журнале «Знамя» в 1987 году стало происходить нечто странное. Во-первых, в центральной прессе почти ничего не было о повести, опубликованной в двух номерах самого популярного «перестроечного» журнала того времени, и собравшей – по словам ответственного работника редакции – рекордное количество читательских отзывов.

Во-вторых, автор «Пирамиды» не был приглашен ни на одну встречу редакции с читателями

В-третьих, на большом писательском форуме в начале 1988-года выступавший заведующий Отделом прозы журнала «Знамя» Валентин Оскоцкий, говоривший о наиболее значимых публикациях журнала за прошлый год, даже не назвал ни фамилии Аракчеева, ни повести, которая произвела самый большой читательский резонанс.

В-четвертых, Ю.Аракчеева не пригласили ни на один «круглый стол» по юридическим вопросам, хотя именно эти вопросы были остро затронуты в его повести, с чем согласился даже один из самых больших «юридических авторитетов» того времени Аркадий Ваксберг.

«Пирамида» вышла отдельным изданием большим тиражом, но и об этом ни строчки не было в центральной прессе. Хотя все прежние книги и журнальные публикации Ю.Аракчеева широко рецензировались.

А новые рукописи этого автора – как и неопубликованные прежние – дружно возвращались из редакций журналов и издательств.

А после случайного – по сугубо личной инициативе редактора издательства «Вече» Виктора Перегудова — переиздания «Пирамиды» вместе с новой повестью «Презентация» в 1995 году, а также и выхода книги «Предательство в законе» в 1998 – тоже исключительно по звонку Председателя Союза писателей России Сергея Владимировича Михалкова в издательство «Олимп», — имя писателя Ю.Аракчеева исчезло отовсюду. Как будто такого писателя и его книг и не было никогда.

Очевидно, что причина «замалчивания» в том, что в названных книгах четко было выражено отношение автора к тому, что происходит в России в результате «развала СССР», политики М.Горбачева и Б.Ельцина. Чего Ю.Аракчеев не скрывал в своих статьях и выступлениях в 1992-93 годах. Которые и стали последними.

Тем не менее, писатель продолжал – и продолжает! – активно работать, однако произведения Ю.Аракчеева из печати не выходили на протяжении ДВАДЦАТИ последних лет. Отовсюду в СМИ исчезло и его имя. А его рукописи – и фотографии — издателями отвергаются дружно.

Юрий Аракчеев так и не стал ни «Д.Г.Лоуренсом своего поколения», что пророчил ему профессор Роберт Шиэр. Ни «новым В.Г.Короленко» как пророчил ему Заведующий отделом писем Литературной газеты Залман Афроимович Румер. Ни «советским Тургеневым», как говорили приятели из Литературного института. Ни «российским Гржимеком», что пророчил ему Заведующий отделом издательства «Мысль». Ни «новым Гамсуном», сходство с которым в его прозе увидел один из преподавателей того же Литературного института. Ни «вторым Буниным», с которым его сравнивали друзья. Он стал ПИСАТЕЛЕМ-НЕВИДИДИМКОЙ, сегодняшнее «ключевое слово» для которого: БЫЛ.

Хотя на самом деле ЕСТЬ. И еще как! Но – невидимка. Как многие сейчас. Сегодня много невидимок в России.

Сам автор хорошо понимает, что в сегодняшних условиях печать книг стала «бизнесом», фактически не имеющим отношения к настоящей литературе. «В формате» всевозможная «развлекаловка» (главным образом переводная), детективы¸ дамские романы, «чернуха-порнуха», жизнеописания «звезд», разнообразные «руководства» и «приколы». А книги, призывающие и заставляющие всерьез думать о происходящем, издавать стало невыгодно.

Фактически Ю.Аракчеев – как и те люди, которые не забыли, о чем мечтали в Советском Союзе, о чем писали русские писатели, на что надеялись те, кто воевал с фашизмом, восстанавливал разрушенную страну, запускал в космос Ю.Гагарина и других космонавтов, заботился об охране родной природы и о духовном развитии человечества, а не о том, чтобы овладеть всем земным шаром ради господства своей, капиталистической идеологии, при которой растет неравенство людей и расцветает эксплуатация человека человеком, и накоплено столько оружия, что буквально все может быть уничтожено в течение нескольких часов… А люди, сохранившие понимание всего этого и читающие настоящую литературу, а не коммерческие поделки в пестрых обложках, любящие природу, уважающие красоту и достоинство Женщины, — отодвинуты В ПРОШЛОЕ. Сегодня их как бы и нет.

Хотя они есть. Но – невидимки. Потому что на виду – ДРУГОЕ.

«У нас другая страна!» — радостно восклицают те, кого вполне устраивает положение вещей, когда ОДИН ПРОЦЕНТ населения владеет ДЕВЯНОСТА ПРОЦЕНТАМИ национальных богатств, а остальные 99 процентов, создавших и создающих эти богатства, довольствуются крохами с «барского стола».

У нас очень богатая ресурсами страна, поэтому даже ОДИН ПРОЦЕНТ на 99 процентов тружеников дает возможность некоторым из 99-ти вкалывать и иметь вожделенные «тачку, дачку и собачку», а также возможность ездить в «загранку». Однако даже по официальным сведениям 20% нашего населения живет за чертой бедности. А все административные высоты, все рычаги правления и распределения заняты представителями «одного процента». И лояльные СМИ фактически поддерживают это положение вещей. А годы идут, но ничего не меняется.

Официальной цензуры в РФ действительно нет. Разрешено говорить почти все, что заблагорассудится, и даже на всевозможных телевизионных «ток-шоу», кроме… Кроме, правда, решительного отрицания «рыночной экономики», так называемой «стабильности» в РФ, а главное – кроме серьезной и аргументированной критики действий Его Высокопревосходительства Господина Президента. Ведь согласно ельцинской Конституции нашей «Президент РФ – лицо неприкосновенное» (статья 91)! Но даже если и говорится что-то разумное и аргументированное на «ток-шоу», то это ни в какой мере не влияет на решения сегодняшних Хозяев жизни – согласно правилам Пирамиды, которой ельцинская Конституция 93-го года вовсе не противоречит. А – наоборот – соответствует. Весь раздел о президенте утверждает его абсолютную власть. А статья 9-я из первого раздела, к примеру, разрешает феодализм, ибо позволяет иметь в частной собственности то, что составляет «основу жизнедеятельности» ВСЕХ граждан страны. Некоторые статьи действительно разрешают обращаться в высшие органы власти и даже устраивать митинги и демонстрации, но нигде четко не сказано о реальной ОТВЕТСТВЕННОСТИ властей перед теми, кому они обязаны служить верой и правдой – перед гражданами. То есть опять же: «ты начальник —  я дурак»

Так что говорить можно многое, но как-то влиять — НИ-НИ!

А книги — влияют! Особенно если о них говорят в СМИ. В этом и есть проблема. Книги влияют на мыслительные способности людей, пробуждая их. И тем самым могут повлиять они на «стабильность» весьма удобного для власти сегодняшнего положения вещей.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что  писатели, которые пишут ВСЕРЬЕЗ О ПРОИСХОДЯЩЕМ, подвергаются ЗАПРЕТУ НА ПРОФЕССИЮ в сегодняшней РФ. То есть писателей этих как бы и нет. Ни в литературе, ни в СМИ. А значит и в жизни.

Нет цензуры официальной. Но есть другая. Неофициальная. Гораздо более жесткая, потому что невидимая

Как четко выразился по поводу рукописей и фотографий Ю.Аракчеева один теперешний издатель: «Я не могу за свой счет менять политику государства». Разве это не то же самое, что и в советское время, когда один из руководителей Главлита, запрещая публикацию повести «Переполох» Ю.Аракчеева в журнале «Новый мир», выразился решительно и однозначно: «Этого никак»?

Так ЕСТЬ, но НЕТ:

 

4. НАДЕЖДА

 

Однако времена меняются. Горбачевско-ельцинская «демократия» постепенно терпит фиаско по всем параметрам. Все большее число граждан понимают, что пора возвращаться к ИСТИННЫМ человеческим ценностям и к настоящей литературе. Все большее число граждан ЗАДУМЫВАЮТСЯ.

Так, может быть, все-таки «Россия вспрянет ото сна», как надеялся наш великий поэт еще давным-давно?

Веря в это, последние 8 лет, начиная с 2009-го, Ю.Аракчеев работал над весьма злободневным романом «ПАЦИЕНТЫ» и закончил его в середине 2017-го.

В арсенале Ю.Аракчеева также следующие произведения, пока не опубликованные:

«ПИРАМИДА-2» художественно-документальная «повесть о «повести о повести». 25 а.л. Продолжение «Пирамиды» — история ее публикации и последствий, проиллюстрированная многочисленными письмами читателей, пришедшими в ответ на публикацию «Пирамиды».

«ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАВТРА», 13,5 а.л. Роман, начавшийся с работы главного героя над очерком о преступности несовершеннолетних и выросший в  произведение о честности журналиста и сохранении человеческого достоинства в условиях, когда «все наоборот».

 «ПОИСКИ АФРОДИТЫ» роман-автобиография. 40 а.л. История жизни и процесс становления личности человека — мужчины, писателя, фотохудожника. Путь от «бедного сиротки», оставшегося без родителей в раннем послевоенном детстве, до известного писателя, автора «бестселлера перестройки», популярных книг о путешествиях в мире природы, а также альбома фотоживописи «Прикосновение», в связи с которым он был даже назван «флагманом советской эротики». Пройдя непростой и длинный путь испытания, автор находит свою «Посланницу Афродиты».

 «ПЕСНИ НАД БЕЗДНОЙ»роман. 35 а.л. Продолжение романа «Поиски Афродиты».

Случайное знакомство совсем юной девушки с мужчиной, который старше ее отца, хотя по сути она и он ощущают себя ровесниками. Они живут в разных городах нашей огромной страны, однако для обоих встреча оказалась судьбоносной. Спустя 10 лет молодая женщина приезжает в Москву. Возникает настоящая «взрослая» любовь, которая объединяет обоих, несмотря на большую разницу в возрасте, не ощущаемую ни им, ни ею. В нелегкое время – конец 90-х и начало «нулевых» в России – они оба чувствуют себя «в Раю», несмотря на материальные трудности и окружающий беспредел. Который тоже ярко описан в романе. Роман «Песни над бездной» — гимн настоящей любви, которая преодолевает ВСЕ.

 «КАРЛИКИ» — 24 а.л. Роман-фантасмагория, образно показывающий мир сущностей, вселяющихся и обитающих в человеке наряду с «божьим замыслом» в процессе жизненных испытаний.

«ПОСТИЖЕНИЕ» — художественно-документальное эссе «о времени и о себе». 25 а.л.

«ИБО НЕ ВЕДАЮТ ЧТО ТВОРЯТ» повесть, своеобразный «ответ» Джеку Лондону на его роман «Мартин Иден». 28 а.л. Судьба писателя в России.

«ТАИНСТВЕННЫЙ МИР ШЕСТИНОГИХ»книга для детей и взрослых об удивительном мире насекомых. 15 а.л. с авторскими фотографиями.

Готовы к печати также сборники повестей и рассказов, состоящие из опубликованных и неопубликованных произведений:

«ПРАЗДНИК»,

«ПОКА НЕ ПОЗДНО»,

«ПРОРЫВ»,

«ПРЕЗЕНТАЦИЯ».

Готовы для публикации и альбомы фотоживописи:

«Девушки СССР» — большой фотоальбом с текстом.

«Удивительное – рядом», «Планета Огня», «Осень в Крыму», «Солнце на крыльях», «Россия. Зимняя фантазия» и другие небольшие фотоальбомы с текстом, доступные массовому читателю, а также детям..

 

Однако главным своим произведением автор считает роман «ПАЦИЕНТЫ».

А знаете, как переводится слово «пациенты» с латинского?

ИСПЫТЫВАЮЩИЕ БОЛЬ.