Девушки СССР

 ДЕВУШКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

«Да ведь жизнь была черно-белая в Советском Союзе, разве нет?»

Так сказала молодая корреспондентка газеты «Дейли экспресс», бравшая у меня интервью в 2002-м году.

 МАГИЯ

К существам женского пола я испытывал уважение с детства и, поддаваясь таинственной магии своих ровесниц, удивлялся, что эти неземные, чарующие создания носят такие же фамилии, как мы, мальчишки. Фамилии, иной раз, как мне казалось, очень неблагозвучные…

Когда же я начал испытывать уже и вполне естественное мужское стремление к ним, то долго не мог преодолеть мучительную застенчивость. В какой-то момент я понял, что мужчине просто необходимо осваивать непростую науку эротической близости – точно так же, как науку жизни вообще. А потому начал учиться… И, несмотря на первые неудачи, неизменно продолжал испытывать очарованность и трепет перед таинственной магией женского.

…Кажется, была поздняя осень. Или зима. А может быть и ранняя весна. Помню грязь, слякоть. Стояли в очереди несколько часов или даже всю ночь, подменяя друг друга.

Выставка «Сокровища Дрезденской галереи, спасенные доблестными советскими воинами».

Грандиозное событие в нашей – и, конечно же, в моей – жизни. Народу было битком, к некоторым полотнам не протолкнешься, но я взял с собой фотоаппарат и умудрился сфотографировать кое-что, разумеется, на черно-белую пленку. Больше всех понравились и запомнились: «Шоколадница» Лиотара, «Святая Инесса» Риберы, «Сикстинская мадонна» Рафаэля и «Спящая Венера» Джорджоне. Все это я прилежно сфотографировал, но с особым волнением печатал потом «Венеру». Хотя мне и не нравилось, что у нее довольно большой живот. Почти как и у «Данаи» Рембрандта, которая мне именно потому и не понравилась вовсе.

Из произведений искусства на эту тему самое пылкое восхищение вызывали у меня все же другие. Картина «Купальщица» Камиля Коро в Пушкинском музее и скульптура Ставассера «Сатир и нимфа» в Третьяковке – по-моему, она стояла в том же зале, где висело огромное монументальное полотно А.Иванова «Явление Христа народу», которое мне тоже нравилось.

Узкие, хрупкие плечи Нимфы, небольшие аккуратные холмики грудей, плавные линии рук, бедер, ног, нежная припухлость треугольничка внизу живота… Я мог смотреть бесконечно. Слабость, томление, сладкие спазмы где-то в глубине горла, желание гладить и чуть ли не целовать белый теплый мрамор. Я готов был молиться на все это и постоянно вызывал в воображении волшебный, прекрасный образ. Ничто «сексуальное» мне и в голову не приходило, да я тогда о таком и понятия не имел. То же и «Купальщица». На берегу пруда, в темных зарослях. Белая, словно светящаяся. И опять эти сходящиеся плавные линии… И то, и другое я, конечно, сфотографировал и рассматривал потом фотокарточки с замиранием сердца. Никакие изображения не волновали меня в такой степени. А если – то лишь такие, где возникала подобная магия линий и световых рефлексов. Скульптуры Родена или Кановы, например, картины Ренуара, Энгра, некоторые «целомудренные» фотографии женщин в журналах…

«Откровенные» фотографии посмотреть тогда у нас возможности не было. Только если мутные черно-белые «фотки» где-нибудь тайком у приятелей в мужском туалете. Да и то с острым ощущением чего-то запретного, чуть ли не преступного. Любовь, преклонение – где они? Вместо этого – вонь общественной уборной, милиция, решетка тюрьмы, унижение, хамство, мерзость… Но почему?! Недоумение мое росло. Как это все сочетается?

А сны мои были порой прекрасны… Вот один.

Белое, светящееся девичье тело… Кто это? «Нимфа» Ставассера, ожившая, теплая? «Купальщица»? Лица не разглядеть, оно светится ослепительно. Задыхаясь от величайшего поклонения, медленно, осторожно протягиваю руку. И вдруг касаюсь… груди… нежной, округлой, божественной. Словно из светящегося теплого белейшего пуха. В горле ком, перехватывает дыхание, сердце просто выпрыгивает…

И я просыпаюсь в слезах восторга, испытывая порой острую, сладчайшую, мгновенную, как вспышка, разрядку.

В памяти (надолго!) сияющее женское лицо и – две округлых, божественно белых (с нежно розовыми кружками сосков) груди, к одной из которых я прикоснулся. Не в жизни, увы, не в реальности… Почему же все это еще так далеко от меня? Будет ли когда-нибудь? Сияющее, недоступное… Мне тогда было пятнадцать, учился я в восьмом классе «мужской» школы.

Почему Бог предостерегал Адама от плодов с древа познания добра и зла? – думаю теперь с печалью. Потому что жалел Адама. Он, Бог, знал, что познавшему тайну магии будет трудно – у людей слишком плохо с любовью.

Став взрослее, я понял: наш, человеческий. мир задыхается без любви. Горечь – от того, что не хватает любви. Скука, преступления – от того что нет любви. И даже войны. И революции. Мир природы скреплен любовью, рожден любовью. Природной, изначальной, Божеской. Любовь и магическая эротика – та энергия, которая питает жизнь, не дает ей погибнуть от ненависти незнания. А мы – боимся. Страх и лень – вот что нас губит, это я понимал все явственнее. Мы боимся любви, потому что она – ответственность. Соединять эротику, красоту с любовью – ответственно! Не выплескивать великую энергию просто так, от бессилия, в беспомощной зависимости от желез и гормонов, а – искать, неустанно искать предмет любви, и – находить, пусть даже порой ошибаясь – вот достойная человека миссия! А мы сплошь да рядом боимся жизни, боимся любви, потому что для того, чтобы жить и любить достойно, надо быть мужественными, и необходимо учиться. А мы ленивы. И мы порой упорно заставляем себя презирать, а то и ненавидеть то, что на самом деле пылко и тайно любим, изобретаем запреты…

Фотографией я начал увлекаться с юности – фотографировал то, что мне нравилось, все больше природу – пейзажи, цветы, бабочек, иногда даже портреты девушек… Но самым заветным желанием было запечатлеть то, что меня так волновало – красоту обнаженного женского тела. Ведь не случайно самые гениальные художники, скульпторы прошлого изображали это! Но почему, почему возникли очень суровые и явно противоестественные запреты на женскую красоту, которую порой считали «орудием Дьявола»? Инквизиция, «Молот ведьм»,  побивание камнями, сжигание на кострах, статьи в современном Уголовном кодексе за «порнографию», к которой причисляли любое – даже вполне уважительное и красивое изображение обнаженного женского тела? Чем оно так провинилось? Я должен преодолеть это странное отношение к природной красоте, это трусливое лицемерие, этот противоестественный страх! Ведь в живой природе все так красиво! Неужели магия обнаженного женского тела только и существует в картинах, скульптурах? Неужели живые женщины хуже? Как же преодолеть запреты, как увидеть эту прелесть в натуре и – запечатлеть ее в фотографиях?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>